Поппер К. Открытое общество и его враги. Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы

Поппер К. Открытое общество и его враги. Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы

Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая Немецкая классическая философия охватывает сравнительно краткий период, который ограничен ми годами столетия, с одной стороны, и годом — годом смерти Гегеля — с другой. Тем не менее по целому ряду моментов она представляет собой вершину философского развития, которая в то время могла быть достигнута, а тем самым и вершину домарксистской философии вообще. Основные аспекты кантовского определения разума. Во-первых, разум в отличие от чувственности и рассудка есть способность опосредованного, прямо не восходящего к опыту познания. Во-вторых, разум — способность к самому высокому обобщению, синтезу, единству познания. Кант так и говорит: Отсюда можно вывести суммарное определение разума: В-третьих, Кант определяет разум как способность производить понятия. В-четвертых, разум — в отличие от рассудка как способности давать правила — является"способностью давать принципы".

Философия религии Гегеля. 1975. (Гулыга А.В.)

Согласно Гегелю, у искусства, религии и философии одно и то же содержание. Искусство — это первая форма самопознания идеи. Им, говорит Гегель, можно пользоваться как игрой, как средством получения удовольствия и приятного препровождения времени, украшения нашей обстановки и т. Но в таком случае оно не было бы свободным, а служебным, подчиненным делом.

Какая потребность заставляет людей заниматься эстетической деятельностью? Ответ на этот вопрос Гегель дает в духе своих исходных идеалистических принципов.

Гегель и государство абсолютного субъекта - Дебаты - Михаил Гефтер. Ибо чем ревностней, не за страх, а за совесть, служила эта.

Гегель о сущности бытия Пятница, 28 Августа г. В основе его исследований лежало создание целого на основе различных противоречий. Но в своей философии Гегелю как-то удалось найти место для всего: Он долго качался между тезисами и антитезисами, чтоб в итоге создать свою истину. В честь летия со дня рождения Георга Вильгельма Фридриха Гегеля предлагаем вашему вниманию его самые глубокие цитаты о человеке, обществе, свободе, совести и другом.

Аморальным является делать что-то из страха перед наказанием или для того, чтобы приобрести у других хорошее мнение о себе. Познание, мышление — это корень его жизни, его бессмертия. Абсолютное есть диалектический процесс, все действительное — изображение этого процесса. Если хотят Бога называть абсолютным существом, то, по мнению Гегеля, следует говорить: Философия есть изображение этого движения мысли, Бога и мира, она есть система органически связанных и необходимо одно из другого развивающихся понятий.

Внимание автора сосредоточено не онтологической, а на антропологической проблематике. :"" -"" . , . Гегель и Сартр — два весьма непохожих философа.

Гегель полностью освобождается от терминологии Шеллинга. . в котором сквозит страх перед рассудком, оценивая такое отношение как варварство.

Сложен он не столько своим учением, своей системой, сколько языком, которым он излагает свои положения. Для Гегеля философия заменяет собой все — и мир духа, и мир природы, и мир творений человечества — искусство, науки и даже религию, как частный случай общей абсолютной идеи. Биография Гегеля не выделяется какими-нибудь событиями.

Родился он в году в Штутгарте, в семье богатого чиновника. Еще во времена учебы в гимназии Гегель увлекся античностью, что впоследствии сказалось на его становлении как философа. В дальнейшем он поступает в Геттингенский университет, изучает философию, учась на теологическом факультете.

Заметки о понятии страха в современной философии

Наука логики Гегель Так как истинная философия не берёт своего содержания извне, а оно само в ней создаётся диалектическим процессом, то, очевидно, началом должно быть совершенно бессодержательное. Таково понятие чистого бытия. Но понятие чистого бытия, то есть лишенного всяких признаков и определений, нисколько не отличается от понятия чистого ничто; так как это не есть бытие чего-нибудь ибо тогда оно не было бы чистым бытием , то это есть бытие ничего. Бытие становится ничем; но, с другой стороны, и ничто, поскольку оно мыслится, не есть уже чистое ничто: Это есть первое синтетическое, или умозрительное, понятие, остающееся душой всего дальнейшего развития.

И оно не может остаться в своей первоначальной отвлечённости.

Страх смерти и тормозит эту непосредственную реализацию в Другой ее облик Гегель анализирует в разделе, посвященном духу.

Он окончил теологическое отделение Тюбингенского университета где одновременно с ним учился поэт Гёльдерлин, а затем и Шеллинг , защитил магистерскую диссертацию по церковной истории Вюртемберга, однако от духовной карьеры отказался. Тем не менее проблемы религии в течение сравнительно долгого времени занимают доминирующее положение в его духовном мире.

Через их призму он смотрит на многие другие проблемы мировоззрения, в том числе и на политику, которая находилась в центре духовных интересов радикально настроенного юноши, увлеченного идеями Руссо и Великой французской революции. Здесь он продолжает работу над начатым еще в университете первым своим самостоятельным произведением. Народная религия для него порождение и основа свободы, в условиях которой человек чувствует себя органической частью государственного целого.

О христианстве этого сказать нельзя.

Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители

Мышление в конечных понятиях. Мышление в бесконечных понятиях. Тем самым, мышление отдельного человека в современную эпоху может последовательно пройти но не обязательно проходит через пять глубоко индивидуальных и глубоко различных форм рас, по выражению Е.

Молодой Гегель — это мыслитель, которого занимают проблемы религии и того, что он называет позитивностью религии — иудейской.

Гегель и его учение. Но как непохожи одна на другую эти философские революции. Французы ведут открытую войну со всей официальной наукой, с церковью, часто далее с государством; их сочинения печатаются по ту сторону границы, в Голландии или в Англии, а сами они нередко переселяются в Бастилию. И за этими профессорами, в их педантически-темных словах, в их неуклюжих, скучных периодах скрывалась революция?

Рассматривая в своем месте взгляды немецких философов конца -го века на религию, мы имели случай отметить освободительное значение этих взглядов и указать на ту связь их с немецкой действительностью, которая обусловливала специфический философский туман, скрывавший от непосвященных революционную потенцию, таившуюся в метафизических системах. У Генриха Гейне мы нашли тогда не одно меткое определение, дававшее ключ к уразумению сказанной особенности немецкой философии.

Нынешняя религия, говорит он, разбита на голову в теории, поражена в своей идее и живет еще лишь механической жизнью. В Германии побиты не только протестантские рационалисты, но и деисты.

Философские взгляды Гегеля

страхов жил философией, ею обусловливалась вся его сознательная жизнь, под влиянием ее сформировался его духовный облик. Он жил в эпоху глубокого заката западной философии и гонения на философию в России, которая начала пробуждаться лишь в конце века. страхов никоим образом не вписывается в классический образ философа, хотя и был мыслителем в подлинном и высшем смысле этого слова.

В одном из писем к страхову Л. Толстой отмечал, что он предназначен к чисто философской деятельности:

Но, как следует из этого отрывка, Гегель готов признать и то, что некоторые .. Отметим этот момент, ведь известный тезис «страха и.

Возникает экзистенциализм в своей ранней форме накануне 1-й мировой войны в России Лев Шестов, Николай Бердяев , после войны — в Германии М. Ясперс и в период 2-й мировой войны во Франции Ж. Все названные мыслители ныне считаются классиками философии ХХ-го столетия. Философия экзистенциализма в качестве своего основного понятия оперирует экзистенцией, или человеческим существованием.

Главные свойства, или модусы, этого существования: Человек осознает свою сущность не в обычной, будничной обстановке, а в особых пограничных ситуациях война и другие бедствия. Только тогда, прозревая, он ощущает свою ответственность за все то, что происходит в окружающем его мире. Согласно экзистенциализму, задача философии — заниматься не столько науками в их классическом рационалистическом выражении, сколько вопросами сугубо индивидуально-человеческого бытия.

Человек помимо своей воли заброшен в этот мир, в свою судьбу и живет в чужом для себя мире. Экзистенциализм поставил очень важные вопросы, которые всегда волнуют людей: В чем смысл его жизни? Каков выбор им своего жизненного пути? Согласно экзистенциализму, задача философии — заниматься не столько науками в их классическом рационалистическом выражении, сколько вопросами сугубо индивидуально-человеческого-бытия.

Жак Д Онт - Гегель. Биография

Мы видели лишь то, чем является рабство по отношению к господству. Но оно есть самосознание, а потому нам нужно рассмотреть теперь, что есть оно в себе самом и для себя самого. На первых порах для рабства господин есть сущность; следовательно, самостоятельное для себя сущее сознание есть для него истина, которая, однако, для него еще не существует в нем. Но на деле оно имеет эту истину чистой негативности и для-себя-бытия в себе самом, ибо оно эту сущность испытало на себе.

А именно, это сознание испытывало страх не по тому или иному поводу, не в тот или иной момент, а за все свое существо, ибо оно ощущало страх смерти, абсолютного господина. Оно внутренне растворилось в этом страхе, оно все затрепетало внутри себя самого, и все незыблемое в нем содрогнулось.

Гегель также стремился мыслить самое первое и существенное, поэтому . в Боге Хайдеггер осмысляет в контексте идей"Бытия и времени" - страха и.

Научная задача нашего времени 1. Но в философии получилось бы несоответствие между применением такого способа изложения и тем обстоятельством, что сама философия признает его неспособным выразить истину. Точно так же определением того отношения к другим трудам, посвященным тому же предмету, какое рассчитывает занять философское произведение, привносится чуждый интерес и затемняется то, что важно при познании истины.

Противоположность истинного и ложного так укоренилась в общем мнении, что последнее обычно ожидает или одобрения какой-либо имеющейся философской системы, или несогласия с ней, а при объяснении ее видит лишь либо то, либо другое. Общее мнение не столько понимает различие философских систем как прогрессирующее развитие истины, сколько усматривает в различии только противоречие.

Почка исчезает, когда распускается цветок, и можно было бы сказать, что она опровергается цветком; точно так же при появлении плода цветок признается ложным наличным бытием растения, а в качестве его истины вместо цветка выступает плод. Эти формы не только различаются между собой, но и вытесняют друг друга как несовместимые. Однако их текучая природа делает их в то же время моментами органического единства, в котором они не только не противоречат друг другу, но один так же необходим, как и другой; и только эта одинаковая необходимость и составляет жизнь целого.

Но, с одной стороны, по отношению к философской системе противоречие обычно понимает себя само не так, а с другой стороны, постигающее сознание сплошь и рядом не умеет освободить его от его односторонности или сохранить его свободным от последней и признать взаимно необходимые моменты в том, что кажется борющимся и противоречащим себе. Требование подобного рода объяснений, точно так же как и удовлетворение его, легко сходит за занятие самим существом дела.

В чем же могла бы лучше выразиться внутренняя суть философского сочинения, как не в целях и результатах его, и как иначе эти последние можно было бы выявить определеннее, как не по их различию от того, что еще порождается эпохой в той же сфере? Но если такой способ действия считать чем-то большим, чем началом познавания, если его считать действительным познаванием, то в самом деле его надо причислить к уловкам, дающим возможность не касаться самой сути дела и сочетать видимость серьезности и радения о ней с фактическим избавлением себя от них.

Такое радение о цели или о результатах, точно так же как о различиях и обсуждении того и другого, есть поэтому работа более легкая, чем, быть может, кажется. Ибо вместо того чтобы заняться существом дела, такой способ действия всегда выходит за его пределы; вместо того чтобы задержаться на нем и в нем забыться, такое знание всегда хватается за что-нибудь другое и скорее остается при самом себе, чем при существе дела и отдается ему.

БОЛЬШАЯ ЛЕНИНГРАДСКАЯ БИБЛИОТЕКА - РЕФЕРАТЫ - Система и методы философии Гегеля

Вводные замечания не могут претендовать на раскрытие весьма сложной структуры и содержания данной работы. К тому же она требует еще и подробных примечаний. Необходимость комментария, учитывающего опыт разнообразных истолкований этого произведения и в свете их уточняющего перевода, также, как нам представляется, не вызывает сомнения. Переведенная Густавом Шпетом, вероятно, в х годах нашего столетия, эта книга была издана в г.

Сам Густав Шпет — блестящий и оригинальный мыслитель своего трагического поколения погиб в ГУЛАГе, причем точные дата и место смерти не установлены до сих пор — продуктивно работал в феноменологическом направлении, отстаивая его поворотное значение в философии начала века.

Как соотносится у Гегеля понятие ничто и отрицание различных Только представляющее рассудочное мышление, испытывающее страх.

У истоков концепции Георг Фридрих Вильгельм Гегель — получил богословское образование. Он окончил теологическое отделение Тюбингенского университета где одновременно с ним учился поэт Гёльдерлин, а затем и Шеллинг , защитил магистерскую диссертацию по церковной истории Вюртемберга, однако от духовной карьеры отказался.

Тем не менее проблемы религии в течение сравнительно долгого времени занимают доминирующее положение в его духовном мире. Через их призму он смотрит на многие другие проблемы мировоззрения, в том числе и на политику, которая находилась в центре духовных интересов радикально настроенного юноши, увлеченного идеями Руссо и Великой французской революции. Здесь он продолжает работу над начатым еще в университете первым своим самостоятельным произведением.

Народная религия для него порождение и основа свободы, в условиях которой человек чувствует себя органической частью государственного целого. О христианстве этого сказать нельзя. Его догматы обращены не к роду, а к индивиду, это религия народов, утративших свободу, она покоится не на гармонии индивида и коллектива, а на авторитете и традиции. Безусловной заслугой его является внимательное прочтение и глубокое истолкование ряда литературных опытов молодого мыслителя.

За теологической оболочкой Лукач увидел социально-критическое содержание, стремление осмыслить проблемы буржуазного общества и современной политической борьбы. Отсюда — неполнота картины, определенное упрощение дела. Согласно Лукачу, в бернский период Гегель мыслит только социальными категориями: Не стремление ли совместить различные позиции стало импульсом к созданию диалектики?

В промежутке между двумя критическими, почти антихристианскими произведениями он создает одно апологетическое, почти прохристианское.

Вы точно человек?

Дураки на ошибках учатся, а люди неглупые вопреки всем своим ошибкам не умнеют. Свою позицию по отношению к миру ориентируют либо по богу, либо по тому, что представляет собой мир. И то и другое дает ту же уверенность: Страх впасть в заблуждение из-за своей активности — удобство и спутник заблуждения, проистекающего от абсолютной пассивности.

Интерпретация феноменов страха, ужаса и тревоги как модальности расположения (как способ присутствия человека и раскрытое бытие) в их.

В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы.

Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов.

Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли. Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям, современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека.

И, в частности, как такой способ бытия, благодаря которой человек поддерживает или восстанавливает свою связь с совокупностью всего, что есть, связь, без конца компрометируемую мыслью по крайней мере, мыслью не философской и действием, которые могут достичь своей общей цели лишь путем дробления и деления на части.

Политическое у Карла Шмитта — Александр Филиппов


Comments are closed.

Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно реальна! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!